В Храме Квантовых Энергий проводятся каждодневные коллективные медитативные практики. Участвуйте в совместных медитациях и получите особые дистанционные спец-настройки.

Удобный поиск

История компьютерных вирусов

XX столетие несомненно является одним из поворотных этапов в жизни человечества. Как сказал один из писателей-фантастов, "человечество понеслось вперед, как подстегнутая лошадь" и, определив себя как технократическую цивилизацию, все свои силы наши деды, отцы и мы сами бросили на развитие техники в самых разных ее об-личиях — от медицинских приборов до космических аппаратов, от сельскохозяйственных комбайнов до атомных электростанций, от транспорта до систем связи. Список бесконечен, поскольку крайне сложно привести область деятельности человечества, не затронутую развитием техники.

Что являлось причиной столь широкомасштабного и стремительного развития — военное противостояние политических систем, эволюционное "поумнение" человека или его патологическая лень (изобрести колесо, дабы не таскать мамонта на плечах) — пока неясно. Оставим эту загадку для историков последующих столетий. Человечество захвачено техникой и уже вряд ли откажется от удобств, предоставляемых ею (мало кто пожелает поменять современный автомобиль на гужевую тягу). Уже очень многими напрочь забыта обычная почта с конвертами и почтальонами — на смену ей пришла электронная почта с ошеломляющей скоростью доставки (до нескольких минут вне зависимости от расстояния) и очень высокой надежностью. Не представляю себе существования современного общества без компьютера, способного многократно повысить производительность труда и доставить любую мыслимую информацию (что-то вроде осуществления сказочного "пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что"). Уже не удивляемся мобильному телефону на улице, я и сам к нему привык всего за один день.

XX столетие также является одним из самых противоречивых, принесших истории человечества немало парадоксов, основной из которых, как мне кажется, — отношение человека к природе. Перестав жить в дружбе с природой, победив ее и доказав себе, что легко может ее уничтожить, человек вдруг понял, что погибнет и сам, — и поменялись роли в драме "Человек — Природа". Раньше человек защищал себя от природы, теперь же он все больше и больше защищает природу от самого себя. Другим феноменом XX века является отношение человека к религии. Став технократом, человек не перестал верить в Бога (или его аналогов). Более того, появились и окрепли другие религии.

К основным техническим феноменам XX века относятся, на мой взгляд, появление человека в космосе, утилизация атомной энергии вещества, грандиозный прогресс систем связи и передачи информации и конечно же ошеломляющее развитие микро- и макрокомпьютеров. И как скоро появляется упоминание о феномене компьютеров, так тут же возникает еще один феномен конца нашего столетия — феномен компьютерных вирусов.

Быть может, многим покажется смешным или легкомысленным то, что факт возникновения компьютерных вирусов поставлен в один ряд с исследованиями космоса, атомного ядра и развитием электроники. Возможно, что я неправ в своих рассуждениях, однако разрешите объясниться.

Во-первых, компьютерные вирусы — серьезная и довольно заметная проблема, возникновения которой никто не ожидал. Даже всевидящие фантасты-футурологи прошлого ни разу не упомянули о ней (насколько это мне известно). В их многочисленных произведениях с той или иной точностью предсказаны практически все технические достижения настоящего (вспомним, например, Уэллса с его идеей полета из пушки на Луну и марсиан, вооруженных неким подобием лазера). Если же говорить о вычислительных машинах, то тема эта вылизана донельзя, однако нет ни одного пророчества, посвященного компьютерным вирусам. Тема вируса в произведениях писателей появилась уже после того, как первый реальный вирус поразил первый компьютер.

Во-вторых, компьютерные вирусы — это первая вполне удачная попытка создать искусственную жизнь. Попытка удачная, но нельзя сказать, что полезная, современные компьютерные "микроорганизмы" более всего напоминают насекомых-вредителей, приносящих только проблемы и неприятности.

Но все таки — жизнь, поскольку компьютерным вирусам присущи все атрибуты живого: способность к размножению, движению, приспособляемость к среде и т. д. (естественно, только в пределах компьютеров, так же как все вышесказанное верно для биологических вирусов в пределах клеток организма). Более того, существуют "двуполые" вирусы (см. вирус RMNS), а примером "многоклеточности" могут служить, например, макровирусы, состоящие из нескольких независимых макросов.

И в-третьих, тема вирусов стоит несколько особняком от всех остальных задач, решаемых при помощи компьютера (забудем о таких специфичных задачах, как взлом защиты от копирования и криптография). Практически все проблемы, решаемые при помощи вычислительной техники, являются продолжением целенаправленной борьбы человека с окружающей его природой. Природа задает человеку длинное нелинейное дифференциальное уравнение в трехмерном пространстве. Человек набивает компьютер процессорами, памятью, обвешивает пыльными проводами, много курит и в итоге решает это уравнение (или пребывает в состоянии уверенности, что решил его). Природа дает человеку кусок провода с вполне определенными характеристиками. Человек придумывает алгоритмы передачи как можно большего объема информации по этому проводу, терзает его модуляциями, сжимает байты в биты и терпеливо ждет сверхпроводимости при комнатной температуре. Природа (в лице фирмы IBM) дает человеку очередное ограничение в виде очередной версии IBM PC — и человек не спит ночами, опять много курит, оптимизируя коды очередной базы данных, дабы уместить ее в предоставленные ему ресурсы оперативной и дисковой памяти. И так далее.

А вот борьба с компьютерными вирусами является борьбой человека с человеческим же разумом (в некотором смысле тоже проявлением природных сил, хотя на этот счет имеется более одного мнения). Эта борьба является борьбой умов, поскольку задачи перед вирусологами ставят такие же люди. Они придумывают новый вирус, а нам с ним разбираться. Затем они придумывают вирус, в котором разобраться очень тяжело. Но мы и с ним справимся. И сейчас наверняка где-то сидит за компьютером парень не глупее меня, страдающий над очередным монстром, с которым мне придется биться целую неделю, а потом еще одну неделю отлаживать алгоритм антивируса. Ну чем не эволюция живых организмов?

Итак, появление компьютерных вирусов — один из наиболее интересных моментов в истории технического прогресса XX века, и настал момент закончить с околофилософскими рассуждениями и перейти к конкретным вопросам. И вопрос об определении понятия "компьютерный вирус" будет стоять на первом месте.

Так что же такое компьютерный вирус?

Что такое компьютерный вирус

Объяснений, что такое компьютерный вирус, можно привести несколько. Самое простое — бытовое объяснение для домохозяйки, которая ни разу в жизни компьютера не видела, но знает, что Он есть и что в Нем водятся Вирусы. Такое объяснение дать довольно легко, чего нельзя сказать о втором объяснении, рассчитанном на специалиста в области программирования. Мне пока не представляется возможным дать точное определение компьютерного вируса и провести четкую грань между программами по принципу "вирус — невирус".

Первые исследования саморазмножающихся искусственных конструкций проводились в середине нынешнего столетия. В работах фон Неймана, Винера и других авторов дано определение и проведен математический анализ конечных автоматов, в том числе и самовоспроизводящихся. Термин "компьютерный вирус" появился позднее, официально считается, что его впервые употребил сотрудник Лехайского университета (США) Ф. Коэн в 1984 г. на 7-й конференции по безопасности информации, проходившей в США. С тех пор прошло немало времени, острота проблемы вирусов многократно возросла, однако строгого определения, что же такое компьютерный вирус, так и не дано, несмотря на то что многие пытались это сделать неоднократно.

Основная трудность, возникающая при попытках дать строгое определение вируса, заключается в том, что практически все отличительные черты вируса (внедрение в другие объекты, скрытность, потенциальная опасность и пр.) либо присущи другим программам, которые никоим образом вирусами не являются, либо существуют вирусы, которые не содержат указанных выше отличительных черт (за исключением возможности распространения).

Например, если в качестве отличительной характеристики вируса принимается скрытность, то легко привести пример вируса, не скрывающего своего распространения. Такой вирус перед заражением любого файла выводит сообщение, гласящее, что в компьютере находится вирус и этот вирус готов поразить очередной файл, затем выводит имя этого файла и запрашивает разрешение пользователя на внедрение вируса в файл.

Если в качестве отличительной черты вируса приводится возможность уничтожения им программ и данных на дисках, то в качестве контрпримера к данной отличительной черте можно привести десятки совершенно безобидных вирусов, которые кроме своего распространения ничем больше не угрожают.

Основная же особенность компьютерных вирусов — возможность их самопроизвольного внедрения в различные объекты ОС — присуща многим программам, которые не являются вирусами. Например, самая распространенная операционная система MS-DOS имеет в себе все необходимое, чтобы самопроизвольно устанавливаться на He-DOS'OBCKHe диски. Для этого достаточно на загрузочный гибкий-диск, содержащий DOS, записать файл AUTOEXEC.BAT следующего содержания:

SYS А:

COPY *.* А:\ SYS В:

COPY *.* В:\

SYS С:

COPY *.* C:\

Модифицированная DOS в результате сама станет самым настоящим вирусом с точки зрения практически любого существующего определения компьютерного вируса.

Таким образом, первой из причин, не позволяющих дать точное определение вирусу, является невозможность однозначно выделить отличительные признаки, соответствующие только вирусам.

Вторая же трудность, возникающая при формулировке определения компьютерного вируса, — то, что данное определение должно быть привязано к конкретной ОС, в которой этот вирус распространяется. Теоретически могут существовать операционные системы, где наличие вируса просто невозможно, например системы, в которых запрещено создавать и изменять области выполняемого кода.

Поэтому представляется возможным сформулировать только обязательное условие для того, чтобы некоторая последовательность выполняемого кода являлась вирусом. ассу создают студенты и школьники, которые только что изучили язык ассемблера, хотят попробовать свои силы, но не могут найти для них более достойного применения. Отраден тот факт, что значительная часть таких вирусов их авторами часто не распространяется и вирусы через некоторое время "умирают" вместе с дискетами, на которых хранятся. Такие вирусы пишутся скорее всего только для самоутверждения.

Вторую группу составляют также молодые люди (чаще — студенты), еще не полностью овладевшие искусством программирования, но уже решившие посвятить себя написанию и распространению вирусов. Единственная причина, толкающая подобных людей на написание вирусов, — комплекс неполноценности, который проявляет себя в компьютерном хулиганстве.

Из-под пера подобных "умельцев" часто выходят либо многочисленные модификации "классических" вирусов, либо вирусы крайне примитивные и с большим числом ошибок (такие вирусы я называю "студенческими"). Значительно облегчилась жизнь подобных вирусописателей после выхода конструкторов вирусов, при помощи которых можно создавать новые вирусы даже при минимальных знаниях об ОС и ассемблере или вообще не имея о них никакого представления. Еще проще для них все стало после появления макровирусов, поскольку вместо сложного языка Ассемблер для написания макровирусов достаточно изучить довольно простой Бейсик.

Став старше и опытнее, но так и не повзрослев, многие из подобных вирусописателей попадают в третью, наиболее опасную группу, которая создает и запускает в мир "профессиональные" вирусы. Эти очень тщательно продуманные и отлаженные программы создаются профессиональными, часто весьма талантливыми программистами. Такие вирусы нередко используют достаточно оригинальные алгоритмы, недокументированные и мало кому известные способы проникновения в системные области данных. "Профессиональные" вирусы часто выполнены по технологии "стеле" и (или) являются полиморфик-вирусами, заражают не только файлы, но и загрузочные сектора дисков, а иногда и выполняемые файлы Windows и OS/2.

Довольно значительную часть в моей коллекции занимают "семейства"— группы из нескольких (иногда более десятка) вирусов. Представителей каждой их таких групп можно выделить по одной отличительной черте, которая называется "почерком": в нескольких различных вирусах встречаются одни и те же алгоритмы и приемы программирования. Часто все или почти все представители семейства принадлежат одному автору, и иногда довольно забавно следить за "становлением пера" подобного художника — от почти "студенческих" попыток создать хоть что-нибудь похожее на вирус до вполне работоспособной реализации "профессионального" вируса.

По моему мнению, причина, заставляющая таких людей направлять свои способности на такую бессмысленную работу, все та же - комплекс неполноценности, иногда сочетающийся с неуравновешенной психикой. Показателен тот факт, что подобное вирусописательство часто сочетается с другими пагубными пристрастиями. Так, весной 1997 г. один из наиболее известных в мире авторов вирусов по кличке Talon (Австралия) скончался в возрасте 21 года от летальной дозы героина.

Несколько отдельно стоит четвертая группа авторов вирусов— "исследователи". Эта группа состоит из довольно сообразительных программистов, которые занимаются изобретением принципиально новых методов заражения, скрытия, противодействия антивирусам и т. д. Они же придумывают способы внедрения в новые ОС, конструкторы вирусов и полиморфик-генераторы. Эти программисты пишут вирусы не ради собственно вирусов, а скорее ради исследования потенциала "компьютерной фауны".

Часто авторы подобных вирусов не запускают свои творения в жизнь, однако очень активно пропагандируют свои идеи через многочисленные электронные издания, посвященные созданию вирусов. При этом опасность от таких "исследовательских" вирусов не падает, так как попав в руки "профессионалов" из третьей группы, новые идеи очень быстро реализуются в новых вирусах.

У меня тройственное отношение к авторам вирусов. Во-первых, все, кто пишет вирусы или способствует их распространению, являются "кормильцами" антивирусной индустрии, годовой оборот которой я оцениваю как минимум в две сотни миллионов долларов или даже более того (при этом не стоит забывать, что убытки от вирусов составляют несколько сотен миллионов долларов ежегодно и во много раз превышают расходы на антивирусные программы). Если общее число вирусов к концу 1997 г. скорее всего достигнет 20 000, то нетрудно подсчитать, что победа над каждым вирусом ежегодно приносит как минимум 10 тыс. долл. Конечно же авторам вирусов не следует надеяться на материальное вознаграждение от антивирусных фирм: как показывает практика, их труд был и остается бесплатным. К тому же на сегодняшний день предложение (новые вирусы) вполне удовлетворяет спрос (возможности антивирусных фирм по обработке новых вирусов).

Во-вторых, мне несколько жаль авторов вирусов, особенно "профессионалов". Ведь чтобы написать подобный вирус, необходимо: а) затратить довольно много сил и времени, причем гораздо больше, чем требуется для того, чтобы разобраться в вирусе, занести его в базу данных и даже написать специальный антивирус, и б) не иметь другого, более привлекательного занятия. Следовательно, вирусописатели-"профессионалы" довольно работоспособны и одновременно с этим маются от безделья — ситуация, как мне кажется, весьма печальная.

И в-третьих, в моем отношении к авторам вирусов довольно сильны чувства нелюбви и презрения как к людям, заведомо и бесцельно тратящим себя во вред всем остальным.

История компьютерных вирусов — от древности до наших дней

Самое начало.

Мнений по поводу даты рождения первого компьютерного вируса очень много. Мне доподлинно известно только одно: на машине Чарльза Бэббид-жа его не было, а на Univac 1108 и IBM-360/370 они уже были (Pervading Animal и Christmas Tree). Таким образом, первый вирус появился где-то в самом начале 70-х или даже в конце 60-х годов, хотя так его никто еще не называл. На этом разговор о вымерших ископаемых предлагаю считать завершенным.

Начало пути

Поговорим о новейшей истории: Brain, Vienna, Cascade и далее. Те, кто начал работать на IBM PC в середине 80-х, еще не забыли повальную эпидемию этих вирусных заболеваний в 1987—1989 гг. Буквы сыпались на экранах, а толпы пользователей неслись к специалистам по ремонту дисплеев (сейчас все наоборот: винчестер скончался от старости, а валят на неизвестный передовой науке вирус). Затем компьютер заиграл чужеземный гимн "Yankee Doodle", но чинить динамики уже никто не бросился, очень быстро разобрались, что это — вирус, да не один, а целый десяток.

Так вирусы начали заражать файлы. Вирус Brain и скачущий по экрану шарик вируса Ping-pong ознаменовали победу вируса и над Boot-сектором. Все это очень не нравилось пользователям IBM PC, и появились противоядия. Первым попавшимся мне антивирусом был отечественный ANTI-KOT: это легендарный Олег Котик выпустил в свет первые версии своей программы, которая уничтожала целых 4 (четыре) вируса (американский SCAN появился у нас в стране несколько позднее). Кстати, всем, кто до сих пор сохранил копию этого антивируса, предлагаю немедленно ее стереть (да простит меня Олег Котик!) как программу вредную и ничего, кроме траты лишних нервов и ненужных телефонных звонков, не приносящую. К сожалению, ANTI-KOT определяет вирус Time ("Иерусалимский") по комбинации MS-DOS в конце файла, а некоторые другие антивирусы эти самые буквы аккуратно прицепляют ко всем файлам с расширением СОМ или ЕХЕ.

Следует обратить внимание на то, что истории завоевания вирусами России и Запада различаются между собой. Первым вирусом, стремительно распространившимся на Западе, был загрузочный вирус Brain, и только потом появились файловые вирусы Vienna и Cascade. В России же, наоборот, сначала появились файловые вирусы, а годом позже — загрузочные. Время шло, вирусы плодились. Все они были чем-то похожи друг на друга, лезли в память, цеплялись к файлам и секторам, периодически убивали файлы, дискеты и винчестеры. Одним из "откровений" стал вирус Frodo.4096 — первый из известных мне файловых вирусов-невидимок (стеле). Этот вирус перехватывал INT 21h и при обращении через DOS к зараженным файлам изменял информацию таким образом, что файл появлялся перед пользователем в незараженном виде. Но это была только надстройка вируса над MS-DOS. He прошло и года, как электронные тараканы полезли внутрь ядра DOS (вирус-невидимка Beast.512). Идея невидимости продолжала приносить свои плоды и далее: летом 1991 г. пронесся, кося компьютеры как бубонная чума, вирус Dir_II. "Да-а-а!" — сказали все, кто в нем копался.

Но бороться с невидимками было довольно просто: почистил RAM — и будь спокоен, ищи гада и лечи его на здоровье. Больше хлопот доставляли самошифрующиеся вирусы, которые иногда встречались в очередных поступлениях в коллекции. Ведь для их идентификации и удаления приходилось писать специальные подпрограммы, отлаживать их. Но на это никто тогда не обращал внимания, пока... пока не появились вирусы нового поколения, те, которые носят название полиморфик-вирусов. Эти вирусы используют другой подход к невидимости: они шифруются (в большинстве случаев), а в расшифровщике используют команды, которые могут не повторяться при заражении различных файлов.

Полиморфизм — мутация вирусов

Первый полиморфик-вирус появился в начале 90-х годов. Это был Chameleon. Но по-настоящему серьезной проблема полиморфик-вирусов стала лишь год спустя — в апреле 1991-го, когда практически весь мир был охвачен эпидемией полиморфик-вируса Tequila (насколько мне известно, эта эпидемия практически не затронула Россию, а первая российская эпидемия, вызванная полиморфик-вирусом, нагрянула три года спустя — в 1994 г., это был вирус Phantom 1).

Популярность идеи самошифрующихся полиморфик-вирусов вылилась в появление генераторов полиморфик-кода. В начале 1992 г. появляется знаменитый вирус Dedicated, базирующийся на первом известном полиморфик-ге-нераторе MtE и открывший серию MtE-вирусов, а через довольно короткое время появляется и сам полиморфик-генератор. Представляет он из себя объектный модуль (OBJ-файл), и теперь для того, чтобы из самого обычного нешифрованного вируса получить полиморфик-мутанта, достаточно лишь скомпоновать их объектные модули — OBJ-файл полиморфик-генератора с OBJ-файлом вируса. Автору вируса, если он пожелает создать настоящий полиморфик-вирус, уже не надо корпеть над кодами собственного зашифровщи-ка/расшифровщика. При желании он может подключить к своему вирусу полиморфик-генератор и вызывать его из кодов вируса.

К счастью, первый MtE-вирус не попал в "живую природу" и не вызвал эпидемии, а разработчики антивирусных программ соответственно имели некоторый запас времени для подготовки к отражению новой напасти.

Всего год спустя изготовление полиморфик-вирусов становится уже ремеслом, и в 1993 г. произошел их "обвал". В поступающих в коллекцию вирусах удельный вес самошифрующихся полиморфик-вирусов становится все больше и больше. Создается впечатление, что одним из основных направлений в трудном деле создания вирусов становится разработка и отладка поли-морфик-механизма, а конкуренция среди авторов вирусов сводится не к тому, кто из них напишет самый крутой вирус, а чей полиморфик-механизм окажется круче всех.

Вот далеко не полный список тех из них, которые можно назвать стопроцентно полиморфными (на конец 1993 г.): Bootache, CivilWar (четыре версии), Crusher, Dudley, Fly, Freddy, Ginger, Grog, Haifa, Moctezuma (две версии), MVF, Necros, Nukehard, PcFly (три версии), Predator, Satanbug, Sandra, Shoker, Todor, Tremor, Trigger, Uruguay (восемь версий).

Для обнаружения этих вирусов приходится использовать специальные методы, к которым можно отнести эмуляцию выполнения кода вируса, математические алгоритмы восстановления участков кода и данных в вирусе и т. д. К нестопроцентным полиморфикам (т. е. вирусам, которые шифруют себя, но в дешифраторе вируса всегда существуют постоянные байты) можно отнести еще десяток новых вирусов: Basilisk, Daemaen, Invisible (две версии), Mirea (несколько версий), Rasek (три версии), Sarov, Scoundrel, Seat, Silly, Simulation.

Однако и они требуют расшифровки кода для их обнаружения и восстановления пораженных объектов, поскольку длина постоянного кода в дешифраторе этих вирусов слишком мала.

Параллельно с полиморфик-вирусами развиваются полиморфик-генера-торы, появляется несколько новых, использующих более сложные методы генерации полиморфик-кода, они распространяются по станциям BBS в виде архивов, содержащих объектные модули, документацию и примеры использования. В конце 1993 г. было известно уже семь генераторов полиморфик-кода. Это: МТЕ 0.90 (Mutation Engine), четыре различные версии ТРЕ (Trident Polymorphic Engine), NED (Nuke Encryption Device), DAME (Dark Angel's Multiple Encryptor).

С тех пор новые полиморфные генераторы появлялись по нескольку штук в год, и приводить их полный список вряд ли имеет смысл.

Автоматизация производства и конструкторы вирусов

Лень — одна из движущих сил прогресса. Эта народная мудрость не нуждается в комментариях. Но только в середине 1992 г. прогресс в виде автоматизации производства дошел и до вирусов. 5 июля 1992 г. объявлен выпуск в свет первого конструктора вирусного кода для IBM PC-совместимых компьютеров — пакет VCL (Virus Creation Laboratory) версии 1.00.

Этот конструктор позволяет генерировать исходные и хорошо откоммен-тированные тексты вирусов (файлы, содержащие ассемблерный текст), объектные модули и непосредственно зараженные файлы. VCL снабжен стандартным оконным интерфейсом. При помощи системы меню можно выбрать тип вируса, поражаемые объекты (СОМ и/или ЕХЕ), наличие или отсутствие самошифрования, противодействие отладчику, внутренние текстовые строки, подключить до десяти эффектов, сопровождающих работу вируса, и т. п. Вирусы могут использовать стандартный способ поражения файлов записывать себя в их конец, или вместо файлов, уничтожая их первоначальное содержимое, или являться вирусами-спутниками (международный термин — компаньон-вирусы [companion]).

И все сразу стало значительно проще: захотел напакостить ближнему — садись за VCL и, за 10—15 мин настрогав 30—40 разных вирусов, запусти их на неприятельском(их) компьютере(ах). Каждому компьютеру — свой вирус!

Дальше — больше. 27 июля появилась первая версия конструктора PS-MPC (Phalcon/Skism Mass-Produced Code Generator). Этот конструктор не содержит оконного интерфейса и генерирует исходные тексты вирусов по файлу конфигурации. Этот файл содержит описание вируса: тип поражаемых файлов (СОМ или ЕХЕ); резидентность (PS-MPC создает также и резидентные вирусы, чего не позволяет конструктор VCL); способ инсталляции резидентной копии вируса; возможность использования самошифрования; возможность поражения COMMAND.COM и массу другой "полезной" информации.

На основе PS-MPC был создан конструктор G2 (Phalcon/Skism's G2 0.70 beta), который поддерживает файлы конфигурации стандарта PS-MPC, однако при генерации вируса использует большее количество вариантов кодирования одних и тех же функций. Имеющаяся у меня версия G2 помечена 1 января 1993 г. Видимо, новогоднюю ночь ее авторы провели за компьютерами. Лучше бы они вместо этого выпили шампанского, хотя одно другому не мешает.

Итак, каким же образом повлияли конструкторы вирусов на электронную фауну? В коллекции вирусов, которая хранится на моем "складе", число "сконструированных" вирусов следующее:

на базе VCL и G2 — по нескольку сотен; на базе PS-MPC — более тысячи.

Так проявилась еще одна тенденция в развитии компьютерных вирусов: все большую часть в коллекциях начинают занимать "сконструированные" вирусы, а в ряды их авторов вливаются откровенно ленивые люди, которые сводят творческую и уважаемую профессию вирусописателя к весьма заурядному ремеслу.

Эпидемия макровируса

Год 1995-й, август. Все прогрессивное человечество, компания Microsoft и лично Билл Гейтс празднуют выход новой операционной системы Windows 95. На фоне шумного торжества практически незамеченным прошло сообщение о появлении вируса, использующего принципиально новые методы заражения, вируса, заражающего документы Microsoft Word.

Честно говоря, это был не первый вирус, заражающий документы Word. До этого момента антивирусные фирмы уже имели на руках первый опытный образец вируса, который переписывал себя из документа в документ. Однако никто не обратил серьезного внимания на этот не вполне удачный эксперимент. В результате практически все антивирусные фирмы оказались не готовыми к последующему развитию событий — эпидемии макровируса и начали спешно предпринимать полумеры. Например, несколько фирм практически одновременно выпустили в свет документы-антивирусы, действовавшие примерно по тем же принципам, что и вирус, однако уничтожавшие его вместо размножения.

Кстати, спешно пришлось править антивирусную литературу — ведь она раньше на вопрос: "Можно ли заразить компьютер при чтении файла?" отвечала: "Однозначно — нет!" — и приводила длинные доказательства этого.

А вирус, получивший к тому времени имя Concept, продолжал победное движение по планете. Появившись скорее всего в каком-то из подразделений фирмы Microsoft, Concept в мгновение ока завладел тысячами (если не миллионами) компьютеров. Это неудивительно, ведь передача текстов в формате MS Word стала де-факто одним из стандартов, а для того чтобы заразиться вирусом, требуется всего лишь открыть зараженный документ, и все остальные документы, редактируемые в зараженном Word'e, также оказываются зараженными. В результате, получив по Internet зараженный файл и прочитав его, пользователь, не зная того сам, оказывался "разносчиком заразы", и вся его переписка (если, конечно, она велась при помощи MS Word) также оказывалась зараженной! Таким образом, скорость заражения MS Word, помноженная на возможности Internet, стала одной из самых серьезных проблем за всю историю существования вирусов.

Не прошло и года, как летом 1996-го был обнаружен вирус Laroux ("Лару"), заражающий таблицы MS Excel. Как и в случае с вирусом Concept, новый макровирус был обнаружен "в природе" практически одновременно в разных фирмах. Кстати, в 1997 г. этот вирус стал причиной эпидемии в Москве.

В том же 1996 году появились первые конструкторы макровирусов, а в начале 1997 года — и первые полиморфик-макрови-русы для MS Word, и первые вирусы для MS Office 97. Плюс к тому непрерывно росло число разнообразных макровирусов, достигшее нескольких сотен к лету 1997 г.

Перспективы: что будет завтра и послезавтра?

А что же будет дальше? И как долго вирусы будут нас беспокоить? Вопрос, который в той или иной мере беспокоит практически всех пользователей.

Что будет завтра?

Чего ожидать от компьютерного андеграунда в последующие годы? Скорее всего основными проблемами останутся: 1) полиморфик-ООЗ-вирусы, к которым добавятся проблемы полиморфизма в макровирусах и вирусах для Windows и OS/2; 2) макровирусы, которые будут находить все новые и новые приемы заражения и скрытия своего кода в системе; 3) сетевые вирусы, использующие для своего распространения протоколы и команды компьютерных сетей. Сетевые вирусы находятся пока на самой ранней стадии развития — делают первые робкие попытки самостоятельно распространять свой код по MS-Mail и с помощью ftp, однако все еще впереди.

Не исключено, что появятся и другие проблемы, которые принесут немало неприятностей пользователям и достаточное количество неурочной работы создателям антивирусных программ. Однако я смотрю в будущее с оптимизмом: все проблемы, когда-либо встававшие в истории развития вирусов, были довольно успешно решены. Скорее всего так же успешно будут решаться и будущие проблемы, пока еще только витающие идеями в воспаленном разуме вирусописателей.

Что будет послезавтра?

Что будет послезавтра и как долго вообще будут существовать вирусы? Для того чтобы ответить на этот вопрос, следует определить, где и при каких условиях водятся вирусы.

Основная питательная среда для массового распространения вируса в ЭВМ, на мой взгляд, обязана содержать следующие необходимые компоненты:

— незащищенность операционной системы;

— наличие разнообразной и довольно полной документации по ОС и "железу";

— широкое распространение этой ОС и этого "железа".

Следует отметить, что понятие операционной системы достаточно растяжимое. Например, для макровирусов ОС являются редакторы Word, Excel и Office 97, поскольку именно редакторы, а не Windows предоставляют макровирусам (т. е. программам на Бейсике) необходимые ресурсы и функции.

Если в ОС присутствуют элементы защиты информации, вирусу будет крайне трудно поразить объекты своего нападения, так как для этого потребуется (как минимум) взломать систему паролей и привилегий. В результате работа, необходимая для написания вируса, окажется по силам только профессионалам высокого уровня (вирус Морриса для VAX — пример этого). А у профессионалов, на мой взгляд, уровень порядочности все-таки намного выше, чем в среде потребителей их продукции, и, следовательно, число созданных и запущенных в большую жизнь вирусов еще более сократится.

Для массового производства вирусов необходима информация о среде их обитания. Какой процент от числа системных программистов, работающих на мини-ЭВМ в ОС Unix, VMS и т. д., знает систему управления процессами в оперативной памяти, полные форматы выполняемых файлов и загрузочных записей на диске (т. е. информацию, необходимую для создания вируса)? И следовательно, какой процент от их числа в состоянии вырастить настоящего полноценного зверя? Другой пример — операционная система Novell NetWare, достаточно популярная, но крайне слабо документированная. В результате мне пока не известно ни одного вируса, поразившего выполняемые файлы Novell NetWare, несмотря на многочисленные обещания вирусописателей выпустить такой вирус в ближайшее время.

Ну а по поводу широкого распространения ОС как необходимого условия для вирусного нашествия, и говорить надоело: на 1000 программистов только 100 способны написать вирус, на эту сотню приходится один, который эту идею доведет до завершения. Теперь полученное соотношение умножаем на число тысяч программистов и получаем результат: с одной стороны, 15 000 или даже 20 000 полностью IBM-совместимых вирусов, с другой — несколько сот вирусов для Apple-Macintosh. Такое же несоответствие наблюдается и в сравнении общего числа вирусов для Windows (несколько десятков) и для OS/2 (несколько штук).

Приведенным выше трем условиям "расцвета" компьютерных вирусов удовлетворяют сразу несколько OS (включая редакторы), производимых фирмой Microsoft (DOS, Windows, Win95/NT и Word, Excel, Office 97), что дает благодатную почву для существования самых разнообразных файловых и макровирусов. Удовлетворяют приведенным условиям также и стандарты разбиения жестких дисков. Результат — разнообразные варианты загрузочных вирусов, поражающих систему в момент ее загрузки.

Довольно очевидно, что в обозримом будущем фирмы IBM и Apple не собираются уступать массовый рынок своим конкурентам (на радость Apple- и IBM-программистам), даже если для этого двум фирмам придется объединить усилия. Не представляется возможным и усечение потока информации по наиболее распространенным системам, так как это ударит по числу приложений для них, а следовательно, и по их "продаваемости". Остается только одно — защита ОС. Однако защищенность ОС требует исполнения некоторых правил (паролей и т. п.), что приводит к ряду неудобств. Поэтому мне кажется маловероятным, что такие ОС станут популярными в среде обычных пользователей — секретарш, бухгалтеров, на домашних компьютерах, и т. д., и т. п., либо функции защиты будут отключаться пользователем еще при установке ОС.

Исходя из вышесказанного можно сделать единственный вывод: вирусы успешно внедрились в повседневную компьютерную жизнь и покидать ее в обозримом будущем не собираются.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Понравилась статья? Поделись с друзьями!